Проблемы качества фальсификации и рекламы бадов

Действующий Докипедия убедительно просит пользователей использовать в своей электронной переписке скопированные части текстов нормативных документов. Технология, автоматически генерируемых обратных ссылок на источник информации, доставит удовольствие вашим адресатам. Фальсификация лекарственных средств остается одной из главных проблем проблемы качества фальсификации и рекламы бадов не только в России, но и во всем мире. По данным Всемирной организации здравоохранения, масштабы фальсификации могут варьировать, и доля фальсификата в разных странах может составлять от одного до нескольких десятков процентов от объема всего рынка лекарственных препаратов. Решить данную проблему в России призван новый об ответственности за фальсификацию лекарственных средств, вступивший в силу 23 января 2015 г. Однако следует понимать, что принятый закон не является панацеей от всех бед. Кроме того, уже сейчас возникает множество вопросов о справедливости санкций, о возможностях для расширительного толкования норм, а также об их эффективности на практике. В рамках данной статьи будут проанализированы основные нововведения закона, а также предложены меры, направленные на более эффективную борьбу с фальсификацией лекарственных средств и биологически активных добавок. Многие отмечают, что официальная государственная статистика не в полной мере отражает состояние рынка лекарственных препаратов. Так, в 2013 г. Таким образом, показатели выявленного фальсификата на российском рынке с каждым годом снижаются с 81 серии в 2008 г. Однако преждевременно говорить о том, что ситуация становится оптимальной: показатель выявленных фальсификатов нельзя отождествлять с фактическим объемом поддельных лекарственных препаратов на проблемы качества фальсификации и рекламы бадов. По некоторым оценкам, реальная доля фальсификата на рынке сегодня варьирует в пределах от 10 до 40%. На сегодняшний день основные сложности борьбы с фальсифицированными лекарственными препаратами связаны, во-первых, с тем, что определить реальные масштабы их обращения на рынке практически невозможно, поскольку официальные статистические данные отражают лишь количество выявленных фальсифицированных ЛС. Во-вторых, технологии изготовления фальсификата с каждым годом совершенствуются, поэтому отличить подлинный препарат от подделки можно, лишь проблемы качества фальсификации и рекламы бадов специальными знаниями, опытом и технологиями. Таким образом, единственный способ борьбы с фальсификацией - принятие кардинальных превентивных мер, которые смогут не только сделать изготовление фальсификата неприбыльным и проблемы качества фальсификации и рекламы бадов бизнесом, но и вовсе исключат возможность подделки оригинальных лекарственных препаратов. К таким мерам необходимо отнести повышение эффективности деятельности правоохранительных органов по выявлению и пресечению обращения фальсифицированных лекарственных средств, ужесточение ответственности за их производство и обращение, модификацию уголовного законодательства, дальнейшее совершенствование законодательства, в т. Ужесточение ответственности как один из механизмов противодействия фальсификации лекарственных препаратов Первым шагом на пути решения проблемы стало принятие от 31. Указанный закон был принят Государственной думой РФ в конце декабря 2014 г. Необходимость принятия подобного закона подчеркивалась уже давно и была обусловлена пробелом в правовом регулировании обращения лекарственных средств, существовавшим до этого. Под пробелом понимается отсутствие в законодательстве специализированных правовых норм, предусматривающих ответственность за фальсификацию лекарственных средств. Перед детальным исследованием принятых поправок сделаем краткий обзор положений, действовавших до их принятия. Статья 57 федерального закона от 12. Однако сам закон предусматривает проблемы качества фальсификации и рекламы бадов один механизм - гражданско-правовую ответственность производителя, организации оптовой торговли или аптечной организации в виде возмещения вреда, причиненного вследствие применения лекарственных средств. Наличие этой нормы не гарантирует проблемы качества фальсификации и рекламы бадов применения на практике. Аналогичная ситуация складывалась в административном законодательстве. Так, в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации далее - КоАП РФ можно было выделить ряд статей, по которым теоретически мог быть квалифицирован оборот фальсифицированной продукции. К ним можно отнести: КоАП РФ - "Осуществление предпринимательской деятельности с грубым нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением проблемы качества фальсификации и рекламы бадов ", - "Незаконная продажа товаров иных вещейсвободная реализация которых запрещена или ограничена", ст. На практике же применялась ч. Но данная статья в отношении фальсифицированных лекарственных средств также применялась редко и в очень узком контексте. Большинство таких дел было связано с ответственностью должностных лиц, не обеспечивших утилизацию лекарственных средств в т. Кроме того, стоит проблемы качества фальсификации и рекламы бадов, что все названные составы преступлений являются административными правонарушениями в сфере предпринимательской деятельности. Иными словами, объект этих правонарушений - это предпринимательские отношения, а не жизнь и здоровье людей, которые, принимая фальсифицированные лекарства, подвергаются риску. Пробел в правовом регулировании также имел место и в уголовном законодательстве. Уголовный кодекс Российской Федерации далее - УК РФ не содержал специальной статьи, предусматривающей ответственность за обращение фальсификата. Именно поэтому организация производства и сбыт фальсифицированных лекарственных препаратов в правоприменительной практике квалифицировались как мошенничество УК РФнезаконное предпринимательство УК РФнезаконное использование товарного знака УК РФ или как производство и хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ и оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности УК РФ. Единственная же специализированная статья УК РФ, посвященная фармацевтической деятельности, - это - "Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности". Однако на практике данная статья практически не применяется. Так, например, по данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, за 2013 г. Наиболее часто фальсификация лекарственных средств квалифицировалась как мошенничество, в связи с чем особое внимание следует обратить на разъяснение, содержащееся в постановлении Пленума Верховного суда РФ по делам о мошенничестве. В соответствии с п. Так, в ходе рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции подсудимый, изготавливавший и сбывавший фальсифицированные лекарственные средства, был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. Впоследствии суд апелляционной инстанции поддержал позицию городского суда. Однако, несмотря на несоблюдение проблемы качества фальсификации и рекламы бадов стандартов по производству, отсутствие у подсудимого помещения и оборудования, предусмотренного правилами производства и контроля качества лекарственных проблемы качества фальсификации и рекламы бадов, а также факт распространения фальсифицированных лекарственных средств на территории нескольких субъектов РФ, суд акцентировал внимание на ущербе, проблемы качества фальсификации и рекламы бадов компаниям - производителям лекарственных средств, даже не упоминая об угрозе жизни и здоровью людей. В частности, именно такие дела обусловили введение специального состава преступления, предусматривающего ответственность за обращение фальсифицированных лекарственных средств с учетом специфики объекта таких преступлений. Так, согласно данному закону, РФ и РФ дополнены новыми составами правонарушений, главная цель которых - это борьба с производителями фальсифицированной продукции, а также лицами, распространяющими проблемы качества фальсификации и рекламы бадов лекарственные средства на фармацевтическом рынке. Кроме того, необходимо отметить, что о фальсификации приводит законодательство Российской Федерации в соответствие с Конвенцией Совета Европы "О борьбе с фальсификацией медицинской продукции и сходными преступлениями, проблемы качества фальсификации и рекламы бадов здоровью населения", предусматривающей уголовную ответственность за обращение фальсифицированных лекарственных препаратов далее - Конвенция "Медикрим"которая была подписана уполномоченными лицами от имени Российской Федерации 28 октября 2011 г. Среди основных нововведений прежде всего необходимо выделить следующие: 1 криминализацию незаконного производства лекарственных средств, обращения фальсифицированных препаратов, а также подделки соответствующих документов на лекарства ст. УК РФ ; 2 введение проблемы качества фальсификации и рекламы бадов ответственности за обращение фальсифицированной продукции, не подпадающее под критерии преступления ст. КоАП РФ ; 3 дополнение и уточнение терминологической базы законодательства в сфере здравоохранения и фармацевтики "фальсифицированное медицинское изделие", "фальсифицированная пищевая продукция". Кроме того, важно отметить, что закон распространяет свое действие не только на лекарственные средства, но и на медицинские изделия, а также биологически активные добавки далее - БАД. Кроме того, о фальсификации решает проблему квалификации преступлений, проблемы качества фальсификации и рекламы бадов с обращением фальсифицированных лекарственных средств или являющихся неотъемлемой их частью. Речь идет, прежде всего, об изготовлении фальсифицированных документов. Например, предполагается установление ответственности за изготовление поддельных документов и поддельной упаковки ст. С одной стороны, учитывая определение фальсифицированных лекарственных средств как лекарственных средств, сопровождаемых ложной информацией об их составе или производителе, изготовление поддельных документов и упаковки охватывается составом преступления об обращении лекарственных средств и по своей сути является приготовлением к обращению фальсифицированных лекарственных средств. В то же время стоит обратить внимание на следующие аспекты. Во-первых, ответственность за изготовление фальсифицированных документов отдельно предусматривается Конвенцией "Медикрим" тем самым подчеркивается самостоятельная общественная опасность изготовления поддельных документов. Во-вторых, состав, который сформулирован в Законе о фальсификации, охватывает более широкий круг поддельной документации, например регистрационное удостоверение, подделка которого направлена прежде всего на введение в оборот незарегистрированных лекарственных средств. Однако, несмотря на, безусловно, прогрессивное значение рассматриваемого закона, нельзя не отметить, что законодатель так и не нашел ответы на многие вопросы, которые возникали в ходе обсуждения законопроекта. И именно эти спорные моменты могут оказать существенное влияние на эффективность применения о фальсификации в реальных правоотношениях. Первая проблема - это содержание объективной стороны состава преступления. Трудности на данном этапе в первую очередь обусловлены специфической терминологией "Об обращении ЛС". В то же время необходимо было интегрировать понятийный аппарат в уголовное законодательство, которое, в свою очередь, в большей своей части оперирует уголовно-правовой терминологией. Подобная проблема, например, до сих пор остается актуальной для преступлений проблемы качества фальсификации и рекламы бадов экономической сфере: понятия, используемые в рамках данной УК РФ, зачастую не совпадают по своему содержанию с определениями проблемы качества фальсификации и рекламы бадов терминов, применяемыми в частноправовой сфере. Данная проблема затрудняет применение указанных норм на практике, а также приводит к возникновению парадоксальных ситуаций, когда криминализируются те деяния, которые являются законными с точки зрения гражданского права. Наибольшее количество вопросов вызывает понятие "обращение". Понятие "обращение лекарственных средств" раскрыто в ФЗ "Об обращении ЛС" и включает в себя "разработку, доклинические исследования, клинические исследования, экспертизу, государственную, регистрацию, стандартизацию и контроль качества, производство, изготовление, хранение, перевозку, ввоз в Российскую Федерацию, вывоз из Российской Федерации, рекламу, отпуск, реализацию, передачу, применение, уничтожение лекарственных средств". В о фальсификации в понятие "обращение" ст. Очевидно, что предложенное понимание значительно уже определения, закрепленного в действующем законодательстве, проблемы качества фальсификации и рекламы бадов, в свою очередь, может привести к проблемам правоприменения новых норм. Например, исходя из буквального толкования, законодатель не криминализирует такие действия, как хранение, вывоз из Российской Федерации, перевозка, изготовление отличное от производства в понимании ФЗ "Об обращении ЛС". Таким образом, все это оставляет большой простор для дальнейшего существования рынка фальсифицированных лекарственных средств в России. В то же время не стоит и чрезмерно расширять данное понятие, как это было сделано на стадии рассмотрения законопроекта о фальсификации в отношении административной ответственности. Предлагалось объективную сторону правонарушения описать как "действия в сфере проблемы качества фальсификации и рекламы бадов фальсифицированных лекарственных средств". Напротив, в этой ситуации если толковать понятие в соответствии с действующим законом административная ответственность должна была бы налагаться и за уничтожение выявленных фальсификатов, и за проведение контроля качества, и даже потребитель должен был бы привлекаться к ответственности за применение фальсификатов. В окончательной редакции о фальсификации данная проблема была устранена, но, как и в случае с уголовной ответственностью, понятие "обращение лекарственных средств" раскрыто не достаточно широко. Таким образом, для эффективного применения о фальсификации на практике необходимо единообразие в толковании ключевых понятий законодательства об обращении лекарственных средств. В противном случае несогласованность в понимании приведет к значительным проблемам, в частности к вопросам о разграничении уголовной и административной ответственности, а также о квалификации ряда деяний в сфере обращения лекарственных средств. Следующий спорный вопрос касается критериев криминализации деяний и оценки их общественной опасности. Особенно актуальна данная проблема в контексте ответственности проблемы качества фальсификации и рекламы бадов обращение фальсифицированных лекарственных средств, поскольку объектом таких преступлений, с одной стороны, являются жизнь и здоровье человека, а с другой - общественные отношения, складывающиеся между субъектами фармацевтического рынка. Согласно о фальсификации критерием, который разграничивает преступление и административное правонарушение, является понятие "крупный размер". Иными словами, законодателем был выбран денежный эквивалент оценки степени общественной опасности. При этом под понятием "крупный размер" понимается "стоимость лекарственных средств, медицинских изделий или биологически активных добавок в сумме, превышающей сто тысяч рублей". В то же время на стадии разработки Закона о фальсификации неоднократно поступали предложения о повышении планки "крупного размера". Так, законопроект N 575843-6 проблемы качества фальсификации и рекламы бадов считать крупным размером стоимость лекарств, превышающую 1,5 млн. Последний вариант в большей степени соответствует общим тенденциям уголовного законодательства. Понятие "крупный размер" применяется в различных составах преступлений РФ. Так, в преступлениях против собственности крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. В преступлениях в сфере экономической деятельности под термином "крупный размер" понимается стоимость более 1,5 млн. Аналогичная сумма предусмотрена для отдельных составов мошенничества, наиболее тесно связанных с экономическими отношениями: в сфере кредитования, предпринимательской деятельности, страхования и компьютерных технологий. Однако стоит понимать, что объектом перечисленных преступлений являются экономические отношения и отношения собственности, а не жизнь и здоровье граждан. В то же время совсем не учитывать экономические интересы субъектов фармацевтического рынка также является ошибочным подходом. Для решения данного противоречия можно проблемы качества фальсификации и рекламы бадов критерий определения "крупного размера". Например, использовать подход, применяемый в составах, проблемы качества фальсификации и рекламы бадов с оборотом наркотических веществ, где понятием "крупный размер" обусловливается соответствующая масса вещества. Однако при таком толковании мы сталкиваемся с иными проблемами: во-первых, это составление соответствующего перечня для лекарственных средств. Само по себе его создание для всех активных и вспомогательных веществ является крайне ресурсоемким процессом. Кроме того, влияние различных веществ, а также их комбинаций на организм человека индивидуально и зависит от состояния здоровья конкретного больного. Иными словами, сами по себе вещества, используемые при производстве лекарственных средств, не являются опасными, а их опасность для здоровья зависит от многих факторов иммунитет больного, совместимость с другими веществами, количество. Ввиду указанных обстоятельств такой перечень будет изначально субъективным, что затруднит его применение на практике. Но ни денежная оценка, ни количество вещества в полной мере не отражают общественной опасности фальсифицированных лекарственных средств. В экономической теории права отмечается, что с возрастанием масштабов производства увеличивается и риск причинения вреда. Однако данная модель является теоретической. На практике с одинаковой вероятностью возможны ситуации, когда производство в небольшом объеме может привести к причинению вреда здоровью, и наоборот: большой масштаб производства не обязательно приведет к причинению вреда или летальному исходу. Таким образом, для соблюдения баланса между жизнью, здоровьем граждан и стабильностью экономических отношений целесообразно было сформулировать состав преступления таким образом, чтобы деяния, в результате которых причиняется вред здоровью, являлись преступлениями вне зависимости от объемов деятельности. В то же время обращение фальсифицированных лекарственных средств, не повлекшее за собой причинение вреда здоровью или смерть человека, необходимо криминализировать, опираясь на понятие "крупный размер". Следующий вопрос - субъективная сторона преступления, и прежде всего категория вины. В соответствии со ст. Несмотря на то что это нормы международного права, которые превалируют над национальным, остается вопрос, насколько целесообразно вводить нормы, устанавливающие ответственность за преступления в сфере обращения лекарственных средств, совершенные по неосторожности. Если говорить о о фальсификации, то однозначно ответить на вопрос, какой из подходов был выбран, не представляется проблемы качества фальсификации и рекламы бадов, поскольку прямое указание на форму вины в составе преступлений отсутствует, и во многом решение данного вопроса будет зависеть от правоприменительной практики. С одной стороны, если будет использован критерий неосторожности, то тем самым будет задан высокий стандарт осмотрительности субъектов фармацевтического рынка, которые в этом случае будут вынуждены увеличить издержки на проверку и обеспечение безопасности реализуемых лекарственных средств. Все это будет способствовать выявлению фальсифицированных веществ самими участниками фармацевтического рынка. С другой стороны, даже добросовестные производители не застрахованы от ошибки. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что, согласно статистике Росздравнадзора, около 30% проблемы качества фальсификации и рекламы бадов недоброкачественных лекарственных средств попали в этот список из-за нарушений упаковки и маркировки. В свою очередь, несоответствия упаковки и маркировки признаются Росздравнадзором некритическими показателями, и, следовательно, такие лекарственные средства представляют меньшую опасность для жизни и здоровья граждан. Кроме того, около половины выявленных фальсифицированных, контрафактных и недоброкачественных лекарственных средств отозваны самими декларантами лекарственных средств. При этом следует понимать, что мы в основном говорим о фальсифицированных лекарственных средствах, в то время как законодатель ставит в один проблемы качества фальсификации и рекламы бадов с ними и недоброкачественные лекарственные средства, за обращение которых устанавливается аналогичная ответственность. Все это может привести к тому, что к уголовной ответственности, по крайней мере на первом этапе, пока на практике не будет выработан необходимый стандарт осмотрительности субъектов, будут привлекаться добросовестные субъекты. В то же время данная проблема сглаживается благодаря тому, что большая часть преступлений совершается в рамках теневого рынка, где вопрос об умысле не является актуальным. Наконец, особого внимания заслуживают отягчающие обстоятельства при совершении преступлений в сфере обращения лекарственных средств. Речь идет о совершении преступлений группой лиц, причинении смерти по неосторожности и т. Однако в ходе обсуждения Закона о фальсификации было предложено несколько особых квалифицирующих признаков, которые, на наш взгляд, позволили бы еще в большей степени дифференцировать ответственность в зависимости от степени общественной опасности деяния. Среди них, прежде всего, необходимо отметить квалифицирующие признаки, предусмотренные Конвенцией "Медикрим". Например, распространение информации о фальсифицированных медицинских продуктах в информационных сетях, в т. Первый из них отражает высокую общественную опасность распространения фальсификата с использованием современных технологий. Второй, в свою очередь, налагает повышенную ответственность на специалистов в медицине и фармацевтике, что, по нашему мнению, не только учитывает специфику преступления, но и служит дополнительной превентивной мерой. Подводя итог, стоит еще раз подчеркнуть, что, безусловно, на практике до принятия о фальсификации существовала объективная необходимость ужесточения ответственности за обращение фальсифицированных лекарственных средств, в частности проблемы качества фальсификации и рекламы бадов уголовной ответственности. И Закон о фальсификации в целом решил данный вопрос. Однако неопределенность ряда новых положений создает фундамент для различного, порой даже противоречивого, толкования норм закона. Во-первых, несоответствие объема понятия "обращение лекарственных средств" в "Об обращении ЛС" и РФ может привести на практике или к расширительному толкованию нормы, что отразится на добросовестных участниках рынка, или, наоборот, к буквальному, в результате чего декриминализированными окажутся такие общественно опасные деяния, как хранение или перевозка фальсифицированных лекарственных средств. Во-вторых, закон оставляет возможность для использования разных подходов проблемы качества фальсификации и рекламы бадов толкованию субъективной стороны преступления в сфере правоприменения. Однако при этом необходимо учитывать, что определение субъективной стороны преступления должно соответствовать фактической возможности лиц предпринимать действия по выявлению фальсификата. Наконец, можно отметить, что выбор денежного эквивалента в качестве критерия разграничения преступлений и административных правонарушений не в полной мере учитывает двойственность объекта проблемы качества фальсификации и рекламы бадов, представляющего собой как жизнь и здоровье граждан, так и общественные отношения в предпринимательской сфере. Наряду с борьбой с фальсификацией лекарственных средств и медицинских изделий, одной из задач нового является пресечение распространения фальсифицированных БАД. По своей сути все проблемы, касающиеся обращения лекарственных средств, в одинаковой степени относятся и к обороту БАД. Однако в ходе рассмотрения законопроекта о фальсификации принципиально изменилась концепция криминализации незаконного оборота БАД. В связи с этим необходимо проанализировать, чем были обусловлены эти изменения. Кроме того, среди нововведений стоит выделить отмену обязательного уведомления лиц при организации внеплановых проверок проблемы качества фальсификации и рекламы бадов сфере производства и оборота пищевой продукции. Данные новеллы вызвали дискуссию в фармацевтическом сообществе, связанную с тем, что первоначальная редакция законопроекта не предусматривала столь строгих положений. Напомним, что законопроект в том виде, в котором он был представлен на рассмотрение в Государственную думу РФ, также был направлен на криминализацию оборота фальсифицированных БАД. Однако важным отличием от о фальсификации является то, что законопроект проводил разграничение между понятиями "фальсифицированные БАД" и "фальсифицированные БАД, содержащие запрещенные компоненты". Согласно законопроекту, фальсифицированные БАД - "биологически активные добавки, умышленно измененные поддельные или имеющие скрытые свойства и качество, информация о которых является заведомо неполной или недостоверной". Фальсифицированные БАД, содержащие запрещенные компоненты, определялись как "фальсифицированные биологически активные добавки, имеющие в своем составе умышленно введенные компоненты, не допускающиеся законодательством Российской Федерации и законодательством Таможенного союза для использования в составе биологически активных добавок". Такое деление, по замыслу авторов законопроекта, служило бы дополнительным критерием, наряду с объемом фальсификата, для разграничения преступлений и административных правонарушений в зависимости от степени общественной опасности и было обусловлено в первую очередь наднациональным законодательством. Как уже было отмечено, в отличие от первоначального законопроекта о фальсификации не проводит такого разграничения. Более того, был выбран совершенно иной критерий криминализации оборота фальсифицированных БАД. Согласно принятому федеральному закону, объективную сторону преступления составляет "производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных биологически активных добавок, содержащих не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции". С одной стороны, новый состав охватывает гораздо большее количество деяний, поскольку перечень запрещенных компонентов достаточно органичен, в отличие от всего спектра фармацевтических субстанций, которые могут проблемы качества фальсификации и рекламы бадов потенциально использованы в БАД, не будучи при этом заявленными при государственной регистрации. Помимо этого, он в большей степени направлен на обеспечение безопасности пищевой продукции и борьбу с недобросовестными субъектами рынка, являющимися начальным звеном в цепочке распространения БАД, поскольку наличие незаявленных фармацевтических субстанций в составе БАД создает дополнительную опасность для потребителей. Согласно федерального закона от 02. С другой стороны, нельзя не учитывать интересы производителей и продавцов БАД. Такой подход не только излишне расширяет состав преступления, но и менее объективно разграничивает административные правонарушения и преступления. Создавая перечень запрещенных компонентов, законодатель презюмирует негативные последствия для человека, возможные в случае применения БАД, а значит, и отмечает высокую степень общественной проблемы качества фальсификации и рекламы бадов такого деяния. Напротив, наличие в составе БАД незаявленной фармацевтической субстанции не является бесспорным критерием общественной опасности. В связи с таким расширением объективной стороны преступления необходимо особое внимание уделить его субъективной стороне. Анализ определения "фальсифицированной пищевой продукции" позволяет сделать вывод о том, что фальсификация пищевой продукции возможна лишь с прямым умыслом умышленное изменение состава или заведомо недостоверная информациячто, в свою очередь, должно в силу системного толкования освобождать от ответственности добросовестных субъектов фармацевтического рынка. Более того, на сегодняшний день многие аптечные учреждения, а тем более продовольственные магазины не обладают достаточными ресурсами для определения фальсифицированной продукции, что не позволяет расширять субъективную сторону преступления до формы неосторожности. Однако вопрос о том, займут ли суды подобную позицию, остается открытым. При этом следует понимать, что фальсификация продукции более всего ассоциируется с этапом производства и переложение ответственности на дистрибьютеров и аптечные сети в данном случае недопустимо, поскольку это приведет к неэффективности борьбы с фальсификатом и не будет устранять первопричину. В подтверждение этого тезиса можно привести позицию ряда судов по аналогичному вопросу, но в сфере административной проблемы качества фальсификации и рекламы бадов за несоблюдение технических регламентов. Суды разъясняют, что продавец является субъектом административного правонарушения "применительно к обеспечению соблюдения требований проблемы качества фальсификации и рекламы бадов регламентов, находящихся непосредственно в сфере его компетенции и ответственности требования технических регламентов к условиям перевозки, хранения и т. Таким образом, нужно подчеркнуть, что расширение объективной стороны преступления, продиктованное требованиями безопасности, не в полной мере отражает действительную общественную опасность деяний. В то же время подобная регламентация налагает проблемы качества фальсификации и рекламы бадов участников рынка, в т. При этом данный состав предполагает действия с прямым умыслом и направлен прежде всего на борьбу с нелегальными производителями и поставщиками фальсификата и при системном толковании не нарушает прав добросовестных участников фармацевтического рынка. Однако возможно и обратное - расширительное - толкование, чего не должны допустить суды. Второй острый вопрос связан с изменением правил проверок лиц, участвующих в обороте БАД. В соответствии со Закона о фальсификации, при организации и проведении внеплановой выездной проверки предварительное уведомление лиц, осуществляющих оказание услуг общественного питания, а также производство или оборот пищевой продукции, не требуется. Установление подобного ограничения прав юридических лиц индивидуальных предпринимателей соответствует положению федерального закона от 26 декабря 2008 г. N 294-ФЗ "О защите прав юридических лиц индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля надзора и муниципального контроля" далее - Закон о контролеопределяющей, что федеральным законом могут быть установлены особенности организации и проведения проверок. Данные положения также касаются и лиц, осуществляющих обращение БАД, поскольку они в соответствии со Закона о качестве относятся проблемы качества фальсификации и рекламы бадов пищевым продуктам. Следует отметить точку зрения, согласно которой внесение подобного положения существенно ограничивает права лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, и нарушает презумпцию добросовестности юридических лиц индивидуальных предпринимателей, которая в соответствии c Закона о контроле является основополагающим принципом контрольно-надзорных мероприятий. Отметим, что понятие добросовестности наиболее четко определено в Гражданском кодексе Российской Федерации далее - Проблемы качества фальсификации и рекламы бадов РФ. В соответствии с ГК РФ, недобросовестное поведение лица предполагает осуществление прав исключительно во вред другого лица, действия в обход закона с противоправной целью, а также злоупотребление правом. Таким образом, проведение внеплановых проверок без уведомления лиц не может рассматриваться как нарушение презумпции добросовестности юридических лиц индивидуальных предпринимателей. Проведение выездной внеплановой проверки лиц, осуществляющих оказание услуг общественного питания, а также участвующих на разных этапах обращения пищевой продукции, предполагает необходимость проведения проверки в кратчайшие сроки и предотвращения возможной реализации продукции, которая может нанести вред здоровью покупателя. Уведомление лица за сутки до начала осуществления необходимых контрольных действий может помешать достижению основной цели подобных поверок, а именно - предотвращению возможности обращения пищевой продукции ненадлежащего качества или фальсифицированной продукции. Необходимо также отметить, что подобное ограничение прав юридических лиц индивидуальных предпринимателей распространяется лишь в части предупреждения проверяемого лица. Остальные права юридических лиц не могут быть нарушены. Так, в соответствии с Закона о контроле, основанием для проведения внеплановой выездной проверки может быть истечение срока исполнения ранее выданного предписания об устранении выявленного нарушения, а также поступление в контрольный орган информации о фактах возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью граждан, животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия, безопасности государства, а также угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера или о фактах причинения подобного вреда, а также о фактах нарушения прав потребителей в случае обращения граждан, права которых были нарушены. Иные основания для проведения проблемы качества фальсификации и рекламы бадов выездных проверок не допускаются и не могут быть установлены на уровне исполнительной власти. Таким образом, в соответствии с Закона о контроле, установление иных ограничений прав юридических лиц индивидуальных предпринимателей допускается лишь на уровне федерального законодательства, однако подобных ограничений нынешнее правовое регулирование не содержит. К тому же, в соответствии с Закона о контроле, внеплановые выездные проверки проводятся по факту возникновения угрозы причинения вреда жизни и здоровью граждан, животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия, безопасности государства, а также угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера или проблемы качества фальсификации и рекламы бадов факту причинения подобного вреда только после согласования с органом прокуратуры по месту нахождения проверяемого проблемы качества фальсификации и рекламы бадов. Таким образом, начало осуществления контрольных мероприятий по основаниям, не проблемы качества фальсификации и рекламы бадов о контроле, или при отсутствии разрешения прокурора, если оно необходимо, может рассматриваться как нарушение прав и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и ведет к признанию недействительности результатов подобной проверки. Подводя итог, стоит еще раз подчеркнуть, что нововведения о фальсификации при всей своей строгости преследуют две главных цели - борьбу с фальсификатом и обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан. В то же время на законодательном уровне заложены определенные основы для учета прав и законных интересов добросовестных субъектов рынка. Вместе с тем главный вопрос, который сейчас возникает, касается эффективности реализации указанных норм и недопущения их расширительного толкования в правоприменительной деятельности. Представляется, что, если бы при подготовке текста вопросы, рассмотренные в проблемы качества фальсификации и рекламы бадов статье, получили урегулирование, споров и расширительного толкования в будущем было бы меньше. Несмотря на смягчение санкций в ходе работы над законопроектом, наказания, предусмотренные в новых составах преступлений и административных нарушений, вызывают вопросы у участников фармацевтического рынка. По мнению ряда производителей лекарственных средств, медицинских изделий и БАД, наказания представляются слишком суровыми. Особенно критикуются нововведения административного законодательства, в частности такое наказание, как административное приостановление деятельности за оборот фальсифицированной продукции. Отмечают, что при назначении данного вида наказания возможны многочисленные злоупотребления со стороны должностных лиц, что негативно отразится на функционировании всей отрасли. Однако стоит отметить, что выбор данного вида наказания как одной из санкций за оборот фальсифицированной продукции главным образом обусловлен высокой степенью общественной опасности данного деяния. Согласно КоАП РФ, административное приостановление деятельности заключается "во временном прекращении деятельности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридических лиц". При этом законодательством четко определены случаи, когда возможно применение такой меры административного наказания. В контексте производства и распространения лекарственных средств и БАД среди оснований для ее применения прежде всего стоит выделить угрозу жизни и здоровью людей. Кроме того, согласно указанной статье, административное приостановление деятельности возможно в случае, когда правонарушение посягает на здоровье и санитарно-эпидемиологическое благополучие населения. В свою очередь, обращение фальсификата, очевидно, может рассматриваться в качестве правонарушения, непосредственным объектом которого является жизнь и здоровье человека и только потом предпринимательские отношения. Отметим, что на законодательном уровне существует ряд гарантий, которые защищают права и законные интересы юридических лиц индивидуальных предпринимателей при применении такой санкции, как административное приостановление деятельности. Во-первых, строго ограничен перечень лиц, уполномоченных назначать в качестве наказания административное приостановление деятельности. Согласно КоАП РФ, такими полномочиями обладает только судья, случаи же назначения административного приостановления деятельности должностными лицами перечислены в законе. Отметим, что они не затрагивают деятельность участников рынка лекарственных средств и БАД.

Также смотрите:

Комментарии:
  • Людмила Цейтловская

    23.12.2015

    После приема внутрь период полувыведения силденафила составляет у здоровых мужчин 4 часа, выведение препарата у пациентов с печеночной и.