Стихи про тоску на душе

Собственно, название этой страницы само за себя говорит. Рука к сковородке тянется, не к мечу. Но вновь улетаю мечтами за облака И парус украдкой на горизонте ищу. Вот так обернешься - а там "20!!! По жизни идти, смеясь, Варить варенье, к столу собирать друзей, Искать между стихи про тоску на душе и "будет" простую связь, Чтоб дни минувшие не превращать в музей. Значит, снова в лес - в ритме вальса шуршать листвою, флиртовать с закатом, по капле смакуя ветер. Там небесный свод подпирают колонны сосен, там в кустах синица тихонько свистит на флейте что-то легкое, даже скорее всего о лете, несмотря на то, что у стихи про тоску на душе дирижером - осень. Так просторно в сердце - как пасмурным днем на взморье, лишь вода и небо, да гальки пена седая. Это все ноябрь, и покой без конца и края. Это все ноябрь, и зима, что наступит вскоре. И опять я в лесу вальсировать буду. В белоснежном платье из вологодских кружев, легкий снег взбивая и благословляя стужу, называя запросто зиму своей подругой. А потом из горшка тюльпаны рванутся к небу как ракеты зеленые класса надежда-стужа. Я задумаюсь снова, зачем смысл жизни нужен и еще: не пора ль питаться единым хлебом. Станет больно так, что впору в голос смеяться, лепестки рукавом сбивать вишневого цвета. И это пройдет, лишь наступит лето. Кто там вышел на Черный Самайн, чтоб меня дождаться? Завтра снова встанет солнце, сдернет снега покрывало, с неба прогоняя хмурость. С глаз усталых пеленою романтическая дурость упадет сама собою. Выброшу ключи от сердца, и подальше, чтоб не пело, не ждало, дрожа, у дверцы. Страницей белой пусть останутся рассветы - те, что вместе мы не встретим, в письмах дружеских приветы и мои мечты о лете. Захотелось вдруг влюбиться Так пронзительно-всерьез. Сердце дрогнуло - и встало: Кто-то на исходе дня Смотрит с нежностью усталой. Только, жаль, не на меня. Я глаза упорно прячу, Чтоб свою не выдать грусть. Про стихи про тоску на душе, внутри, расплачусь, А снаружи - рассмеюсь. Меховому медвежонку Открывая свой секрет, Все мечтаю, как девчонка, Даже в тридцать с лишним лет. Жизнь с такой тоской сердечной И терзаньями стихи про тоску на душе не мед. И, конечно же, пройдет! С думой о насущном хлебе Спят под снегом города, И, смеясь, сияет в небе Вифлеемская звезда. Но для меня есть две разницы: Грусть-тоску - в стихи, улыбку - на улицу. Разложу себя по полкам и ящичкам, Ярлыков наклею с дружеской помощью. А какой бываю я "настоящая", Знают двое: я да ветер от полночи. Если вдуматься - обычнейший лодырь я, Но с характером крапивного семени. И не то, чтоб жизнь любила до одури, Да на смерть не достает вечно времени. А помру - наговорят кучу разного, Да такого, что об гроб станешь биться лбом. И при жизни-то была несуразною, А в посмертии вообще стану пугалом. Но вот ведь напасть - не спится мне. Значит, опять при свечах полуночничать - хлопать в окно ресницами. Из уголков потаенных памяти вытащить жребий могу иной: Лето - само себе вечный памятник с легкой брусничной оскоминой. С парусами поблекшими Окна глядели вдаль. Нынче все это прошлое И никому не жаль, Будто и не было. Ливень огромным ластиком Все на своем пути Стер. К туфлям лужи ластятся И не дают пройти. В полдень с небес спускается Солнце в искринках смальт - Снова от жажды мается Хмурый, седой асфальт. Будто и не было. Огненно-пьяным сполохом В небе оставлю след. С помощью божьей порохом Вспыхну. Была - и нет. Тяжко со мной, наверное. Не опуская глаз, Дерзкая, злая, нервная - Просто уйду от вас. Будто и не было. Здесь граница условна - суконно-синяя полоса между зрителем и актерами. Это кардиограммы прямая линия между было и будет, "они" и "мы". За кулисами точно в утробе матери так тепло и уютно, но вот: рождение - закипаем лавой в бездонном кратере, наших душ мятежных освобождением. Мы прорвем плотину этой обыденной городской неспешной невозмутимости. Это первый шаг, это первый бой. Нам ведь столько нужно еще пройти. Бросить бы все, расчертить дорогу мелом на классикиа я иду навстречу своей улыбчивой неизбежности. Солнце ласково греет, ледяные иголочки как занозы из сердца вытаскивает, не морщится и все понятным становится, раскладывается по полочкам. Вот только стерильной хлоркой попахивает, будто после уборщицы. Мы - птицы, не знаю уж божьи ли, опять куда-то летим. Стихи про тоску на душе по шее каждому, но спросится по способности. Стихи про тоску на душе - она и меня задела сегодня крылом своим, а то, что слезы - так это от ветра и безысходности. И лекарство-то, стихи про тоску на душе общем, не стихи про тоску на душе, и горькое послевкусие, но порой в минуту тяжелую последней соломинке хочется свою жизнь доверить - по нитке скользящие бусины. Ты увидишь меня с копной кудряшек осенне-бессмысленных, с сладковатым вкусом каштанов, смешную и зеленоглазую, захлебнешься потоком воспоминаний и о будущем мыслей и поймешь, что тебе, как и мне, безумно хочется праздника. Я боюсь давать обещанья, но если мечта моя сбудется, стихи про тоску на душе бархатных сумерек дня по-зимнему спящего где-то между последним ударом стихи про тоску на душе и буднями ты увидишь однажды меня, но другую - живую и настоящую. До того вдруг тоскливо стало, хоть волком вой. И Адам в сердцах помянул Творца от души добром, а Господь, рассердившись, забрал то ребро с собой. Вторсырье, конечно, из глины, ну так стихи про тоску на душе что ж? Всякой твари по паре. Второго нужно создать, да такого, чтоб на Адама не был похож. Вы похожи будете так же, как ночь на день. Он творил и пел, слова облекая в плоть, хоть слова и ноты с досады шли набекрень. И она получилась самодостаточна как горох, вылетающий из пушки прямо по воробьям. Да, Адам, конечно, зануда, но в целом не так уж плох. И однако ж его послали сразу ко всем чертям. Господь хохотал как безумный, слезу рукавом стирая: ни образа, ни подобия, но мыслит легко и всерьез. Он даже подумывал было отдать ей ключи от рая, но вспомнил про искушение типа "квартирный вопрос". Воспарив над своей, вручную созданной бездной, не придумывая орфографических правил, Бог хотел назвать ее AVE, но показалось слишком помпезно, потому он просто две буквы там переставил. Как будто осенние листья упали вверх, а не вниз. Я сердце свое в ладонях, как чашу с вином, несу, Боясь пурпурную влагу тревожить взмахом ресниц. Беги по следу, охотник, покуда он не остыл, Покуда страница эта как выпавший снег бела. Я сердце свое в ладонях сожму из последних сил, Чтоб дрожью не выдавало, как плохи мои дела. Гони добычу, охотник, впустую время не трать, В ловушки гони, в капканы, в густую зимнюю ночь. А я со стрелой у сердца стихи запишу в тетрадь, Чтоб после, устало морщась, уйти за тобою прочь. То, что пророчило радость, оставило слезы. Остерегли бы, ключи мне вручая от рая: Трудно любить, ежедневно себя предавая. Я не смогла отказаться от жизни девичьей, В бешеном танце кружилась, свистела по-птичьи. Видно, любить не умею, раз меры не знаю. И без любви не могу, не хочу, пропадаю. Мне бы вернуться однажды ко мхам моим стихи про тоску на душе, К тонкой березке прижаться душою и телом. Что-то в себе стихи про тоску на душе, ухватиться за звезды. Что ж вы наделали, сосны, осины, березы? Губы стихи про тоску на душе в кровь. Не со зла - по привычке. С треском ломаются дни - не сгоревшие спички. Как эхо в тиши безголосой немея, Я и писать не умею, и не писать не умею. Жаждешь все еще награды "За мученья на дороге"? В миг короткий межненастья Вверх посмотришь осторожно: "Боже, я просила счастья. Но хоть туфли можно? Доброе утро, радость моя, Доброе утро! В полдень жара расплескалась у ног Маслом жасмина. Мы осушили кубок-цветок До половины. Песня спускается ливнем с небес, Радугой спелой. Страстно целуются ангел и бес, Встав под омелой. Линия жизни дрожит на ветру Веткой зеленой. Яблоком спелым сорвусь и замру Сердцем влюбленным. Месяц в серебряный дует рожок, Звезды скликая. Солнцем закатным свернулась в клубок Слов твоих стая. Чередованье часов и планет Сделано мудро, Чтоб ежедневно венчало рассвет Доброе утро. Мне просто надоело сказкой жить. Ты - выдумка из книжек о любви, Ты - вздох, в груди родившийся в ответ, Мираж бесплотный, сколько ни зови. А я - живая, хочешь или нет. Никто не станет сравнивать мой шаг С походкой легкой жителей холмов. И рот, что с лепестком не схож никак, Не ослепляет блеском жемчугов. Да, мне до идеала далеко, И книжный лоск ко мне не льнет никак, Но я смеюсь, и в смехе мне легко. Значит, так оно и надо. Я свою смешную грусть Заедаю шоколадом. Улетают прочь года Точно лепестки жасмина. Если встретимся когда - Я пройду с улыбкой мимо. И, сжигая корабли, Может быть, немножко грубо: "Знаешь, сердце не болит. Но болят чертовски зубы. Растворились в сущности летней Звездный свет и краски заката. Жизнь - как сказка: то быль, то небыль, А над нею и мы летаем. Так что прыгай смелее в небо - Ты ведь тоже из нашей стаи. Реальность не сумев понять, Я вечно "не о том" мечтала. Мне было нечего желать. И некогда внезапно стало. Наивности отбросив хлам, Не плачу, не грущу, не каюсь. Я раньше верила словам - Теперь я ими наслаждаюсь. Как просто выпрясть жизни нить, Судьбе не подставляя шею. Я взрослой не умела быть. И стихи про тоску на душе ли скоро повзрослею. Сарасина никки Мое сердце полнится горечью тополиной, Ветром майской полночи стихи про тоску на душе мятными леденцами, Соловьиной трелью и сумерками долины, И тоской неясной с несбывшимися мечтами. Обниму со вздохом игрушечного медведя, Слез стихи про тоску на душе не видно, если в него уткнуться. Облетает вишня, а гость все никак не едет, Только мысли мои, как капли о стекла, бьются. Лишь неверный проблеск упавшей звезды увижу, И душа трепещет - пойманная жар-птица. За окном светает, рассвет все ближе и ближе. Боже, дай мне сил улыбнуться. Ветер северный, повремени, Дай погреться в теплых лучах! Так чудесны вешние дни, Точно мантия на плечах. Королевой стихи про тоску на душе в лес, В тот огромный колонный зал, Что залит сияньем небес, На закате там будет бал. Старый дуб - мажордом седой - Мне кивнет с укоризной вслед: "Не пристало скакать козой Даме царственной Ваших лет". Ладно-ладно, старый стихи про тоску на душе, Скажешь тоже, "в Ваши года". Я сегодня прочь улечу, Может быть, уже навсегда. Слышишь, где-то рога трубят? Это, верно, за мной гонец. Брошу в залу прощальный взгляд, Шаг, поклон и сказке конец! Остаются холод и ночь, и сквозь сердце звездная сталь. Чтож, неси меня, ветер, прочь. Я забуду свою печаль. И если рыцарь не найдется, Принцесса так и не проснется. Гладков "Спящая принцесса" Я разбитое зеркало, смотреться в меня стихи про тоску на душе к несчастью. В этих тусклых осколках навряд ли узнаешь целое. Я разбитое зеркало, и ты надо мной не властен. Я сама отвечу за то, что с собою сделала. Всюду в комнате острые льдинки рассыпаны по полу. Слово "Вечность" - такое короткое, просто не верится. Улетели на юг и журавль, и синицы, и соколы. Только прялка моя у окна без устали вертится. Я живу в полудреме, и все мне кажется сказкою, Летом будет 130, но это такая безделица. Не будите зверя - во сне он нежный и ласковый, Наяву разучившись уже любить и надеяться. Трава - зеленая, кусты - зеленые, деревья - зеленые. Глядя в окно поезда Москва - Архангельск в конце мая Если мой разум от грани безумия на волоске, Если один лишь выход видится - небытие, Я посвящаю мысли свои зеленой тоске. Ты уж прости, любимый, единственный, что не тебе. Я растворюсь без стихи про тоску на душе в изгибах ее ветвей, Листьев резным узором изрежусь на конфетти. Душу отдам и сердце зеленой тоске своей, А не тебе, любимый, единственный, ты уж прости. Цвета надежды, несбывшихся чаяний эта тоска, Стихи про тоску на душе вкусом полынным, звоном бокала абсента об пол. Ты нас обеих понять сумел бы наверняка, Но разрубил этот гордиев узел - просто ушел. Они сейчас лежат на сайте у Элинор. Звуки скрипки прикасаются к душе, Сладкой болью отзываются в груди, Опустилась ночь за окнами уже, И неслышно, лишь губами: "Приходи". Не пытайся стихи про тоску на душе или "понять", Я не знаю, как такое может быть, - Просто сяду у окна и буду ждать, Чтоб с тобою эти звуки разделить. Если весел ты, у меня, как назло, печаль. Застилает глаза туманною пеленой. И, как только ветер странствий поманит вдаль, Ты уходишь без промедленья. А я в нее - то хрена, то сахара - что под руку попадается! И пусть съедобность порой сомнительна, стихи про тоску на душе и не приедается. Мы все с тобой поделили поровну - и радости, и печали. Но следующая в списке - обыденность, вот тут-то мы замолчали. И мы разбрелись по разным углам с вопросами без ответов. А у меня - одна чепуховина, не гобелены из слов, авоськи. Глупостей - много, а проку-то мало. Я их в себе запереть пытаюсь и на замок языка защелкнуть, чтобы не лезли на волю, глупые; Только они не очень-то слушают. Лезут и лезут в уши упорно, исподтишка партизанскими группами. Есть же вот люди - пишут, как думают. Мысли и чувства воском горячим льют, придавая форму искусную. Им ни к чему обработка напильником, и даже если не очень приглажено, вслух прочитаешь и кажется: вкусно! По сторонам оглянёшся - с ума сойти, вы посмотрите, да это же классики! Пусть даже не очень известные. Ну, а поблизости ты ошиваешься праздно, пытаешься голос свой пробовать всячиной всякой - стихами и песнями. Людям искусства прощается многое. Уровень общей лохматости, в частности. И за костюмы судят не строго их - Это ведь тоже "момент сопричастности". Как отличительный признак сообщества Мантии судей, мундиры военные. Людям искусства такого же хочется, Но уникально-необыкновенного! Чтоб узнавали знакомые издали: "Гляньте-ка, кто там в берете зеленовом? Вырвется слово Неосторожное, Обоюдоострое. Сердце - в слякоть. Зубы стиснуть - И не заплакать. Зарифмовала слова утешения, Мнимой надеждой боль успокоила. Вот и сижу теперь в недоумении: Стоило ль? Песню сложила - крик одиночества, С тайной надеждой, что кто-то откликнется. А счастья по-прежнему хочется. Все перетерпится, к худу ли, к радости. Время весеннему ветру и свежести. Счастье мое - ключевая вода в горсти, Где же ты? Пусть разум говорит: "Ты не права", Душа стихи про тоску на душе. С размаху об асфальт и. Смогла узнать вкус счастья своего, Вкусив чужого. Я встала нынче с рассветом, Почудилось, что умираю. Ветер бился о стекла - Большая серая птица, И небо насквозь промокло, Дождем не в силах пролиться. Утро мокрой рукою Меня по щекам хлестало. Я думала - смерть с косою, А это весна настала. Поезд, прощаясь пронзительным визгом, Мне подарил только холод и снег. В душу глядит молодая луна, Боже, откуда такая покорность? Я воплощаю собой безысходность - Снова в дороге и снова одна. Счастье мое, Вы за тысячу вёрст Думать, наверно, давно позабыли, Как мы встречались, смеялись, любили, Как я ответила "да" на вопрос. У каких берегов Ищите зыбкого счастья приметы? Все, что осталось от нашего лета - В тающей памяти несколько слов. Мне выходить через пару минут, Вырву со вздохом листок из тетрадки. Вы не тревожьтесь - все в полном порядке. Да, на прощание: "Как Вас зовут? Если это - вкус свободы, Значит, скоро стану стервой. Буду смачно бить посуду, Не для шума - для разрядки. Сочинять сонеты буду И записывать в тетрадку. Где бы взять такие крылья, Чтоб взлететь сквозь все напасти, Прочь отбросить груз бессилья, Верить в чудо, верить в счастье? Мне не так уж много надо, Чтобы все начать сначала. Был бы только кто-то рядом, Тот, о ком всегда мечтала. Подорожника лист на разбитой коленке, Гром салюта, летящий в закатное небо, Разноцветные рожицы мелом на стенке, Вкус моченой брусники и теплого хлеба. Я вернусь в этот город однажды под вечер, Прогуляюсь по берегу неторопливо. И, кто знает, возможно судьбу свою встречу Белой ночью, усевшись у края обрыва. Вальс-бостон Териену, танцмейстеру Золотых Лесов, с благодарностью за уроки вальса. В зале медленно гаснут свечи, Разъезжаются гости с бала. Вот и кончился этот вечер, Вечер блеска и карнавала. Под черной маской Отчего-то с вороном схожи. Я стихи про тоску на душе на Вас с опаской И с восторгом безмолвным тоже. Кавалеры изысканно строги, Грациозно-лукавы дамы. Так с Олимпа спускались боги Разыграть среди смертных драму. Средь белых кружев Вальсом легким неся забвенье, Вам восторг мой ничуть не нужен, Это день моего волненья. Вновь беспечно кружились пары, Шелест платьев, томные взгляды. Время новое в танце старом Вдруг наполнилось сладким ядом. Я терпела адскую муку, Мотыльком сгорая на свечке. Вальс-бостон протянул мне руку, Чтобы сердце забрать навечно. В зале медленно гаснут свечи. Мне на память оставил вечер Вальс-бостон и черную маску. В музее под стеклом пылится шпага И старенькая лютня на стене. Кто постоит за честь Прекрасной Дамы Верней, чем постоит она сама? Рукоприкладство даме не к лицу. Чтоб дать отпор любому наглецу, Ищу повсюду острые словечки. Клянусь строфой Гийома дю Вентре: Покуда солнце всходит на заре, Во мне не будет кроткости овечки! А оно улыбалось сквозь тучи, То застенчиво, то безгранично Счастье - маленький солнечный лучик, Только быть не хотело обычным. Обойти ради чуда полмира Тяжело, но попробовать можно. Я себе сотворила кумира И влюбилась в него. Но любовь - не картинка с обложки, Исключений здесь больше, чем правил. Как осенний туман, понемножку Среди будней кумир мой растаял. В море жизни и штили, и штормы, И до пропасти самая малость. Не сдавалась, боролась упорно, Но усталость сильней оказалась. И спасенье пришло, как и прежде, В час, когда я опору искала. Ту соломинку звали надеждой, Но она мне последнею стала. Осенняя просьба У осенних туманов дыханье - печаль, Одиночество вновь опустило вуаль. Не пойму, то ли петь я хочу, то ли плакать, Глядя в белого неба ослепшую даль. Серой птицей уселась тоска на плечо. Все, что прежде горело, мерцает свечой. У судьбы в рукаве столько тайн и сюрпризов! Только стоит ли ждать мне чего-то еще? Я не верю в красивую, легкую смерть, Наша жизнь коротка и всего не успеть. И покуда она мне не осточертела, Отпусти меня, ангел, дай мне умереть! Заветная встреча Ах, как громко сердце бьется, Ждет с надеждой новой встречи. Так немного остается — Впереди заветный вечер. У мгновений мелкий почерк — Разлетаются как птицы. В Книге Судеб вместо строчек Только белые страницы. Сердце плавит с медом горечь Белоснежного дурмана. Точно два фрегата в море — Час — и снова даль туманна. Время нам помочь не сможет, Разлетимся точно птицы. Все, что будет — будет позже, Только белые страницы. Ангел в деловом костюме, Дьявол с добрыми глазами Моего героя в сумме Создали, не зная сами. Все, что было, в Лету канет, Неправдоподобно зыбко. Мне останется на память Чистый лист — его улыбка. Чего я жду от будущего? Стихи про тоску на душе, Заветных строчек - вестников крылатых, Дорогу в позументах и заплатах, Да чтобы час досуга не был пресен. Чего стихи про тоску на душе жду от будущего? Света, Простого человеческого счастья, Немножечко вниманья и участья И на вопросы вечные ответа. Чтобы в одном порыве Отдать себя кому-то без остатка. Суметь понять, где приторно, где сладко, И быть собой, а не строкой в архиве. Я не стану ведьмой из сказки, Чтоб пугать по ночам народ. Мне приятнее строить глазки, Чем, шепча, творить приворот. Чем варить заклятое зелье, Заварю-ка я лучше чай. А запросит сердце веселья — На метлу вскочу и прощай! Припев: В каждой женщине ведьма скрыта, И лишь только момент наступит, Улетит душа — Маргарита Или баба Яга на ступе. » - Говорили мне вслед не раз. Мол, сама по себе гуляю, От нескромных укрывшись глаз. Мол, на улице с первым встречным Завести разговор могу… У меня впереди есть вечность Цвета радуги на снегу. Припев: Так придумал Бог не случайно, И стихи про тоску на душе потом поэты: Стихи про тоску на душе каждой женщине скрыта тайна, Настоящее чудо света. Расплескалось горечью сердце, Впору взвыть — да сухи глаза. Отворю скрипучую дверцу В ночь, где мороки да гроза. Вскинусь белой молнией в небо И рассыплюсь звонким дождем, Так, по капельке, боль и небыль Оставляя в прошлом своем. Припев: Эта ночь вновь и вновь воскреснет И тоску над костром развеет. В каждой женщине скрыта песня, Но не каждый пропеть сумеет. Припев: Где эти детские мечты Про алый всплеск «Секрета», Про серенады под окном В глухой полночный час? Зачем веками напролет Придумывалось это? Ужели только для того, Чтоб мне дождаться Вас? А время как песок течет Сквозь пальцы безвозвратно. И остается верить лишь В стихи про тоску на душе души. Искать наивно идеал, Ведь даже солнце в пятнах. И шепчет вкрадчиво песок: «Не жди, живи, греши…» Припев: А я читаю по ночам Про замки Камелота, Про то, как звонко рог трубит На утренней заре. И пусть растает крыльев воск, Раз смерть — цена полета, Зато потом есть шанс сыграть На стихи про тоску на душе трубе. Всю жизнь бороться, искать, И ожидать чего-то, По капле сказку растерять, На все махнув рукой, Но вновь огни, как маяки, На башнях Камелота, И я с утра опять в поход Отправлюсь за мечтой. Припев: И, может, через сотню лет В равнинах Зурбагана, А может, в шумной толчее На улице сейчас, Не мне решать, когда и где, Но стихи про тоску на душе или рано, Моя заветная мечта, Стихи про тоску на душе повстречаю Вас. Хорошо идти по улице вдвоем, Встречным людям улыбаться просто так… Даже если ты промокла под дождем, Даже если на работе кавардак. Чувствовать тепло его руки, Взгляд, в котором нежность стихи про тоску на душе весна. Как мечты прекрасны и легки!

Также смотрите:

Комментарии:
  • Александр Подъездников

    25.11.2015

    Королевой вбегаю в лес, В тот огромный колонный зал, Что залит сияньем небес, На закате там будет бал. У мгновений мелкий почерк — Разлетаются как птицы. И лекарство-то, в общем, не мед, и горькое послевкусие, но порой в минуту тяжелую последней соломинке хочется свою жизнь доверить - по нитке скользящие бусины.